Калмыки в Сургуте

5+

Буквально десять дней назад в Югре почтили память депортированных калмыков. Делегация из Элисты посетила окружную столицу, чтобы вспомнить события 70-летней давности. В сороковые годы прошлого века в Ханты-Мансийский национальный округ были принудительно высланы шесть тысяч калмыков. Половина из них депортации не пережила, остальные после реабилитации вернулись на родину.

Читать далее «Калмыки в Сургуте»

Опыт аккультурации: советский Melting Pot

109+
За 400-летнюю историю своего пребывания в составе российского го­сударства калмыки испытали на себе самые различные стратегии аккуль­турации. В разные периоды существования калмыков в русской культу­ре — имперский, советский, постсоветский — сепаратизация уступала место маргинализации, ассимиляция — интеграции, сегрегация — страте­гии исключения. В ментальность современного калмыка отпечатаны пло­ды этих сменяющих друг друга стратегий аккультурации кочевой культу­ры калмыков, представляющих меньшинство в доминирующей оседлой культуре русских. Будучи вначале частью монгольского мира, калмыки в ходе аккультурации постепенно становились частью мира российского. Наиболее жесткими способами аккультурации отличался советский пери­од, когда калмыки, так же как и другие народы бывшей Российской импе­рии, были консолидированы в советские нации. Окончательная ломка тра­диционализма культуры калмыков произошла во время их депортации в Сибирь.

Лиджи-Горяев Э.Л. (воспоминания о депортации)

3+

Я родился в 1917 г. в хотоне Хапчуд от Лагани в шести км. В школу я пошел в нашем селе – в первый класс. У нас были разумные старики и они пригласили одного русского мужика из Лагани, он нас учил азбуке. Но в другом селе Хар-хол была школа. Ее построили между четырех хотонов в самом начале советской власти. Потом мы туда ходили. Это была школа-интернат. Нас в интернат не брали, школа была в 1 км, мы бегали туда пешком. А тех, кто жил в 3 км, держали в интернате.

Читать далее «Лиджи-Горяев Э.Л. (воспоминания о депортации)»

Дорджиев Л.Т. (воспоминания о депортации)

1+

Я родился в Эркетеновском районе, наш аймак назывался Хогчуд. Отец мой был не богатый, но и не бедный. Середняк. Родился  я в 1922 г. 18 августа в урочище Менгн Яср. Сейчас эта территория принадлеит Лаганскому району, а раньше этат территория принадлежала Эркетеновскому улусу. Пошел я учиться поздно, в 10 летнем возрасте в Уланхольскую школу-интернат. Туда принимали в основном сирот и детей, у которых родители жили не в самом Уланхоле. У нас было так. Наш род Хоогчуд, мы  обитали в урочищах Зоргтин Толга, Мовлтын Гяддлтн, Монгн Яср.

Читать далее «Дорджиев Л.Т. (воспоминания о депортации)»

Хонгорова Е.Б. (воспоминания о депортации)

0

Я родилась в селе Бага Бухус Малодербетовского района в 1934 году. Сейчас этого села уже нет. Расстояние между Бага Бухусом и Малыми Дербетами всего 16 км. Но наше село было оккупировано немцами, поэтому мы жили в Дербетах у дяди, куда немцы не дошли. И выселялись мы из Малых Дербет.

Я училась тогда во втором классе (первый класс я закончила еще в Бага Бухусе). У мамы я была одна. Отец погиб на фронте: 28 мая 43-го.

Читать далее «Хонгорова Е.Б. (воспоминания о депортации)»

Урхаева Р.К. (воспоминания о депортации)

0

 Я родилась в рабочем поселке Башанта, сейчас это город Городовиковск, Республика Калмыкия. В то время это был центр Западного улуса. В семье служащего. До войны папа работал в госсельхозснабе: сначала кладовщиком, а затем директором. Мама была домашней  хозяйкой. В феврале 42-го папа добровольно ушел на фронт, воевал на передовой. Был командиром пулеметного взвода и прошел  всю войну. Трижды был ранен, воевал на Брянщине. После третьего тяжелого ранения, уже в конце войны, после лечения в госпитале его отправили в тамбовское кавалерийское училище. Там он обучал молодых солдат кавалерийскому делу. Демобилизовался только в августе 45-го года. Участь тех наших калмыков, которые с передовой попали в Широклаг, его не постигла. Он прослужил всю Великую Отечественную войну и нас нашел на севере страны.

Читать далее «Урхаева Р.К. (воспоминания о депортации)»

Сельвина К.Е. (воспоминания о депортации)

0

Папу привели в 4 утра. Двое сопровождали. Мы все спали. Папа сидел как парализованный. Мама нас будила, говорила, что к бабушке везут. Пока одного поднимут, второй уснет. Только старшая сестра Лиза, ей было 12 лет, она помогала маме собирать мешки. Те, кто пришел за нами, военные или энкаведешники, они не злобствовали, сказали, собирайтесь, у вас много маленьких детей. Люди сельские резали коров, овец. А у нас ничего такого не было. Трагедия в том, что отец не верил, что это произойдет до последнего. Мама с базара принесет какие-то слухи, а отец говорил, Параня, не верь. Если это произойдет, то коснется семей предателей. У мамы в мастерской костюмы остались заказанные, она не забрала их.

Читать далее «Сельвина К.Е. (воспоминания о депортации)»

Санчиров В.П. (воспоминания о депортации)

0

Я родился в 1947 г. Моя мать до войны была учительницей и жила в Элисте, преподавала в средней школе. Ее муж был бухгалтером и работал в потребсоюзе. Когда началась война, муж ушел на фронт, и мама осталась с двумя детьми. В Элисте было голодно, и она вынуждена была перебралаться в Западный улус, вначале в Башанту, а потом в совхоз Южный, пряталась от немцев. И во время оккупации заболели дизентерией дети, болезнь заразная, и они умерли: вначале сын, потом дочь. От мужа не было сведений, она осталась одна.

Читать далее «Санчиров В.П. (воспоминания о депортации)»

Наранова С.Э. (воспоминания о депортации)

0

Я родилась в селе Кердата, сейчас Городовиковский район РК в семье зайсангов по отцу и по матери. Отец мой Польтеев Эренцен Бадминович жил в Кердате, это было родовое село Польтеевых. Наш род Польтеевых в этом селе обосновался с 1826 г. Дед мой до революции занимался кожевенным промыслым, выделывал кожи. Он имел большой такой красный кирпичный дом. В его подвале были складские помещения. Сказать кожевенный завод будет сильно, но примитивный цех по тем временам, такое производство кож было. Дед поставлял свою продукцию кому-то в Сальске. Там в Сальске они деньги держали в Крестьянском банке. В Сальске, чтобы каждый раз не нанимать подворье, где останавливаться со своим обозом, у них был свой собственный дом. Когда уже Советская власть установилась, отец подарил этот дом смотрителям, это была татарская семья Дулатовых.

Читать далее «Наранова С.Э. (воспоминания о депортации)»