Отношение к острым предметам в традиционной культуре калмыков

5+

Шантаев Б.А. Отношение к острым предметам в традиционной культуре калмыков // Молодежь в науке. Сборник трудов молодых ученых. Выпуск 1. Элиста: АПП «Джангар», 2004. с. 198-205.

Культуру калмыков невозможно представить без особого отношения к острым предметам.

С момента рождения ребёнку перерезали пуповину специальным ножом. Этот нож использовался женщиной — повитухой только для перерезания пуповины.

Также нож и ножницы использовали в лечении от дурного сглаза и порчи.

Если ребёнка сглазили, то совершали следующие обрядовые действия: брали чёрную и белую нитки, переплетали их, вешали эту верёвку на шею ребёнку, один конец её ребёнок держал в зубах. Затем говорили, следующие слова: «К:уун:а хар келн керчк:ад од!» (Пусть отрезается чёрный язык злого человека). И отрезали верёвку несколько верёвку с другого конца. После совершения этого обряда ребёнку становилось легче.

У калмыков существовал ряд примет, которые были предвестниками траура: если во сне выпадал зуб – кто-то из родных умрёт, если стрижёшь во сне волосы – эта примета также является предзнаменованием смерти.

В традиции калмыков наряду с плохими приметами, которые имели охранительный характер, бытовали приметы, которые предрекали хорошие события и явления, к примеру: если беременной женщине снится сон, что она нашла ножичек, — у неё родится сын.1

Если в доме на пол падал острый предмет, то считается, что в дом зайдёт мужчина.

Охранительный характер имеет обычай класть ножницы на кровать, хозяин которой по какой- либо причине не ночует дома. Считается, что острые предметы способны отгонять злые и тёмные силы.

Когда у калмыков скот долго не происходил с пастбища, то в целях предохранения стада от волков и других диких животных завязывали узлом рукав на женском платье, а у монголов в таких же целях совершался ряд магических действий – завязывали ножницы или щипцы тонкой верёвкой и произносили заговор. Видимо щипцы, ножницы в этом случае, как острые предметы олицетворяли враждебные существа – диких животных, а завязанная верёвка как бы закрывала, стягивала им пасть.2

Калмык всегда при себе носил нож, который висел у него на поясе. С этим ножом он не расставался в течение всей своей жизни. При входе в кибитку всё оружие от сабли, копья и мали оставлялось у порога. Даже старики оставляли свои трости у входа, а нож оставался у мужчин при себе.

И в недалёком прошлом в каждом доме у калмыков всегда есть несколько ножей: для разделки мяса, для хлеба. У охотников и забойщиков скота есть свои ножи, которые используются для их специального назначения. После применения эти ножи не моют водой, а вытирают ветошью или травой. Мыть водой считается плохой приметой, нож должен быть всегда немного замасленным. Этот нож никто не имеет права брать в руки или просто трогать кроме хозяина. Также специальные ножи есть у народных лекарей, их используют для лечения и различных ритуалов. Таким ножом проводят по больному месту, в основном для лечения опухолей. «Свойством излечивания опухолей обладает также клык крота (сохр нумн соя). Как только человек находил зуб крота, он должен был принести в дар клыку крота кусочек материи и им его обернуть. Этот кусочек материи именуется у калмыков как «:омскуль», им одевают зуб крота в знак благодарности за дар излечивания, которым стал обладать человек, нашедший этот зуб. Способностью излечивать обладает также коготь птицы чёрного цвета3».

Особо можно выделить обряд кройки и шитья постельной принадлежностей для молодых «хулд ишклhн».

Данный обряд представляет собой один из видов подготовительной работы, проводимой родственниками жениха в доме родителей невесты. В виду того, что такое важное занятие, связанное с будущим молодых, совершается в чужих стенах, принимаются различные меры предосторожности, к числу которых можно отнести и выбор благополучного дня, вычисляемого астрологами. Со стороны жениха привозятся иголки, ножницы.

Благопожелания, которые произносятся в процессе обряда, выражают отношение его участников к проводимому мероприятию.


Эр:ан — томан уга
Элгн — садн хур:ж,
Сарин с:ааhинь с:ак:ж,
:Одрин с:ааhинь ончл:ж,
Эн :одрин :олз:ад
Эр:ань цоохр эд:ан эвд:ж,
Эдлх эзд:удтнь
Экл:ж ишк:ж, уй:жанавидн:
Эднь элтх:а,
Эзд:уднь ут нас наслтха!

Пусть соберутся родственники
Без бед и нужды,
Лучший из месяцев выделив,
Лучший из дней выбрав,
На счастье сегодняшнего дня
Пусть пеструю материю
Начнут кроить и шить тем,
Кто должен ею пользоваться.
Пусть материя износится
Хозяева ее пусть живут долго!


В процессе кройки и шитья постельных принадлежностей появлялась необходимость использования острых, режущих предметов, ассоциируемых в сознании калмыков с оружием. В этой связи участниками обряда предпринимались некоторые предохранительные меры, обеспечивающие разрушительную функцию используемых орудий труда. С целью закрепить значение обрядовых действий и высказать добрые пожелания по поводу совершаемого, участники обряда произносили йорялы магического содержания.


Х:аач, утх к:ургсн му йориг
Халун hал дартха
hалын, т:уумрин му йорд
hалвта усн дар:нх болтха
Усна му йориг
Тосна к:учн :ж:оолр:улх болтха,
:Олг-эднь :олз:ат:а болтха.

Плохую примету, связанную с применением ножниц и ножа,
горячий огонь пусть разрушит!
Для плохой приметы, связанной с огнем и пожаром,
пусть вода будет разрушителем,
Пусть сила масла смягчит плохое, связанное с водной стихией,
Пусть их имущество будет благословеньем (крепким).


После завершения работы и благославления готовых изделий, в адрес молодых произносятся многочисленные благопожелания. В них высказывается пожелания крепкой и счастливой супружеской жизни в будущем: «толhа негд:ул:ж» (соедините головы, т.е. судьбы); «к:он:жл хувалц:ж» (разделите одеяло); умножения семейства «олн :ур-сад hарh:ж» (будьте многодетны).4

В быту острые предметы передавали кому-либо только острым концом к себе.

В семье свекор не давал лично в руки невестке нож, ножницы, точило, а бросал на пол. Так исключался физический контакт, и выражалось почитание к женщине.

Особо нужно отметить отношение к боевому оружию. Кроме владельца оружия никто не имел право брать его в руки. Было запрещено перешагивать через него.

Отношение к острым предметам очень четко, а в частности в эпосе Джангар. Где подробно говорится о вооружении богатыря и названии оружия и это четко выделяет богатыря среди других.

Так, согласно всем версиям, традиционным оружием-атрибутом Джангара является арам — (дротик), Савара — ай-балта (секира), Хонгора — меч «Шаджин-Шарбанг» (опахало Веры), Гюмбе — шор (обоюдоострый меч).5


Бульнhрин Догшн Хар Санлдан
К:унд hарта Саврнь босн,
Найн негн алд :аав балтан
Х:ар hазрт кергт:а зер-зев ги:ж :огв.
Дарунь Арсл:нгин Арг Улан Хонhрнь
Далн негн алд билгин шар болд :улд:ан
Х:ар hазрт кергт:а болх зер-зев,
Барун таша деер:ан з:уу:ж йов ги:ж
Санлдан босн :огв.
Дарунь баатр Г:уз:ан Г:умбнь
Бумбин орндан hатлгсн
Хар болд хан:жалан
З:ун бийд хавчул:ж йов,
Х:ар hазрт кергт:а ги:ж келн
Санлдан босн :огв.6

Савар тяжелорукий встает,
Восьмидесятисаженный бердыш
Он Саналу передает:
Пригодится в чужом краю.
Алый Хонгор за ним встает,
Семидесятисаженный меч
Он Саналу передает:
Пригодится в чужом краю.
Славный Гюзан Гюмбе встает,
Мощную пику берет свою
Славой покрытую в грозном бою,
И Саналу передает:
Пригодится в чужом краю.7

Также это отразилось и в пословицах.

Малта к:уун:а орнь-ш:овг,
Мал уга к:уун:а-бул.
У человека, имеющего скот, постель-шило.
У человека, не имеющего его, постель-пух.8

Келн-утхас хурц.
Язык-острее ножа.9

Дегд хурц шулун мокдг,
Дегд цаhан шулун киртдг.
Очень острое-быстро тупится,
Очень белое-быстро загрязняется.10

Мах ишксн к:ун-
hаран доладг.
Кто крошит мясо,
Тот облизывает руки.11

Зараhин :усн мет яралдад,
К:ор:аhин ш:удн мет к:урилд:ад б:аадг.
Подобно иглам ежа ощетинившись,
Подобно зубьям пилы навострившись стоят.12

Отношение к острым предметам нашло отражение и в законодательных актах монгольского феодального права XVII века, Ик Цаа:ж. В его актах предусматриваются разные виды наказаний за кражу оружия, бытовых острых предметов, за нанесение раны острым предметом.

Размер штрафа налагался в зависимости от ценности и качества украденных вещей, за тяжелую или легкую рану. Пример:

63.«За кражу хорошего меча или сабли (сэлмэ) взять девяток (единица штрафа скотом. В состав одного девятка, как правило, входили 4 головы крупного скота и 5 овец, которые в случае необходимости могли заменятся другими породами скота), плохого – пяток (единица штрафа скотом. В состав одного пятка, как правило, входили 2 головы крупного скота и 3 овцы скота); за хорошее копье – три (головы скота), за плохое — лошадь; за хорошие лук и колчан с десятью стрелами взять три девятка; за колчан и лук среднего качества взять девяток, за плохие колчан и лук взять козу с козленком».13

113. «Если кто острым оружием кольнет или рассечет кого-либо, то при нанесении большой (раны) взять с него пять девятков, средней — три девятка, незначительной — один девяток. Если он только заденет (кого-нибудь) /9а/, то это (оружие) отобрать у него. Тот, кто схватит и остановит его, берет одну лощадь».14

178. «Кто украдет огниво, нож, стрелу, напильник, веревку, треногу, маленький (карманный) молоток, деревянное седло, мотыгу, топор, пику, щипцы, капкан и другие подобные вещи, тому отрубить палец. Если же пожалеет свой палец, то взять (с него) пяток, а именно два Бодо (крупный скот; условная единица, употребляемая при подсчете скота разных видов в переводе на одну голову крупного скота. Например, одно бодо равно одному коню, одной корове и 5 овцам; 2 бодо равны одному верблюду) и три овцы». 15

179. «Кто украдет чумбур, аркан, иглу, шило, гребень, наперсток, нитки, ковш, корыто, флягу, резец, бурав, тетиву ручную, скребок, а также другие мелкие вещи для носки, которые вошли бы в это уложение, взять (с него); за хорошие (из этих вещей) — по овце с ягненком, а за плохие — по козе с козленком».16

Штрафы брали не только скотом, но и в некоторых случаях острыми предметами. Пример:

185. «Кто (убьет в целях использования в шаманском ритуале) турпана, воробья или собаку, взять его лошадь, а за (убийство) змей, кроме тех, которые водятся на горе Алак-ула, взять две стрелы. Но если у него не окажется стрел, то взять нож».17

За прошедшие десятилетия многие древние обычаи народа были забыты или намеренно предавались забвению, как вредные привычки. Исследование народных обрядов подвергались острой критике.

Но, несмотря на критику и гонения, обычаи народа продолжают жить. Мы считаем, что и положительные, и отрицательные стороны народной культуры должны изучаться с привлечением новых источников и материалов.

Литература

1. Борджанова Т.Г. «Магическая поэзия калмыков» Элиста, 1999 с. 42,93
2. Там же с.25
3. Там же с.47
4. Хабунова Е.Э. «Калмыцкая свадебная обрядовая поэзия» Элиста, 1998 с.73-75
5. Кичиков А.Ш. «Героический эпос Джангр» М., 1997 с.256-257
6. «:Жа:нhр» Элиста, 1990 с.75
7. «Джангр» Элиста 1990 с.102
8. Оконов Б.Б. «Калмыцкие народные пословицы и поговорки» Элиста 1980 с.40
9. «Хальмг :ульг:урм:уд болн т:аалврт:а туульс» Элиста 1960 с.56
10. «Хальмг :ульг:урм:уд болн т:аалврт:а туульс» Элиста 1960 с.44
11. Оконов Б.Б. «Калмыцкие народные пословицы и поговорки» Элиста 1980 с.66
12. Оконов Б.Б. «Калмыцкие народные пословицы и поговорки» Элиста 1980 с.119
13. Их цааз «Великое уложение» М., 1981 с.19
14. Их цааз «Великое уложение» М., 1981 с.24
15. Их цааз «Великое уложение» М., 1981 с.28
16. Их цааз «Великое уложение» М., 1981 с.28
17. Их цааз «Великое уложение» М., 1981 с.29

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *