Хонгорова Е.Б. (воспоминания о депортации)

0

Я родилась в селе Бага Бухус Малодербетовского района в 1934 году. Сейчас этого села уже нет. Расстояние между Бага Бухусом и Малыми Дербетами всего 16 км. Но наше село было оккупировано немцами, поэтому мы жили в Дербетах у дяди, куда немцы не дошли. И выселялись мы из Малых Дербет.

Я училась тогда во втором классе (первый класс я закончила еще в Бага Бухусе). У мамы я была одна. Отец погиб на фронте: 28 мая 43-го.

Читать далее «Хонгорова Е.Б. (воспоминания о депортации)»

Урхаева Р.К. (воспоминания о депортации)

0

 Я родилась в рабочем поселке Башанта, сейчас это город Городовиковск, Республика Калмыкия. В то время это был центр Западного улуса. В семье служащего. До войны папа работал в госсельхозснабе: сначала кладовщиком, а затем директором. Мама была домашней  хозяйкой. В феврале 42-го папа добровольно ушел на фронт, воевал на передовой. Был командиром пулеметного взвода и прошел  всю войну. Трижды был ранен, воевал на Брянщине. После третьего тяжелого ранения, уже в конце войны, после лечения в госпитале его отправили в тамбовское кавалерийское училище. Там он обучал молодых солдат кавалерийскому делу. Демобилизовался только в августе 45-го года. Участь тех наших калмыков, которые с передовой попали в Широклаг, его не постигла. Он прослужил всю Великую Отечественную войну и нас нашел на севере страны.

Читать далее «Урхаева Р.К. (воспоминания о депортации)»

Сельвина К.Е. (воспоминания о депортации)

0

Папу привели в 4 утра. Двое сопровождали. Мы все спали. Папа сидел как парализованный. Мама нас будила, говорила, что к бабушке везут. Пока одного поднимут, второй уснет. Только старшая сестра Лиза, ей было 12 лет, она помогала маме собирать мешки. Те, кто пришел за нами, военные или энкаведешники, они не злобствовали, сказали, собирайтесь, у вас много маленьких детей. Люди сельские резали коров, овец. А у нас ничего такого не было. Трагедия в том, что отец не верил, что это произойдет до последнего. Мама с базара принесет какие-то слухи, а отец говорил, Параня, не верь. Если это произойдет, то коснется семей предателей. У мамы в мастерской костюмы остались заказанные, она не забрала их.

Читать далее «Сельвина К.Е. (воспоминания о депортации)»

Санчиров В.П. (воспоминания о депортации)

0

Я родился в 1947 г. Моя мать до войны была учительницей и жила в Элисте, преподавала в средней школе. Ее муж был бухгалтером и работал в потребсоюзе. Когда началась война, муж ушел на фронт, и мама осталась с двумя детьми. В Элисте было голодно, и она вынуждена была перебралаться в Западный улус, вначале в Башанту, а потом в совхоз Южный, пряталась от немцев. И во время оккупации заболели дизентерией дети, болезнь заразная, и они умерли: вначале сын, потом дочь. От мужа не было сведений, она осталась одна.

Читать далее «Санчиров В.П. (воспоминания о депортации)»

Наранова С.Э. (воспоминания о депортации)

0

Я родилась в селе Кердата, сейчас Городовиковский район РК в семье зайсангов по отцу и по матери. Отец мой Польтеев Эренцен Бадминович жил в Кердате, это было родовое село Польтеевых. Наш род Польтеевых в этом селе обосновался с 1826 г. Дед мой до революции занимался кожевенным промыслым, выделывал кожи. Он имел большой такой красный кирпичный дом. В его подвале были складские помещения. Сказать кожевенный завод будет сильно, но примитивный цех по тем временам, такое производство кож было. Дед поставлял свою продукцию кому-то в Сальске. Там в Сальске они деньги держали в Крестьянском банке. В Сальске, чтобы каждый раз не нанимать подворье, где останавливаться со своим обозом, у них был свой собственный дом. Когда уже Советская власть установилась, отец подарил этот дом смотрителям, это была татарская семья Дулатовых.

Читать далее «Наранова С.Э. (воспоминания о депортации)»

Манджиев О.Л. (воспоминания о депортации)

0

Я родился в 1949 г. в Новосибирске. А депортацию еще как помню. Я себя помню с трех лет, а может быть раньше. Мы жили в Новосибирске в Дзержинском районе и проспект Дзержинского, самая главная улица, там рядом. А там был гастроном самый шикарный, и мы вокруг этого гастронома бегали. Когда Сталин умер, там над гастрономом повесили его портрет с черной окаемкой. И все, весь народ, повально ходил в траурных повязках, красных с черной окаемкой. Я помню прибежал домой и сказал ей как же так, у всех есть, а у меня нет. Мама мне ничего не сказала, просто взяла красную тряпочку и сшила мне повязочку, и я был довольным, что уже полноценный человек.

Читать далее «Манджиев О.Л. (воспоминания о депортации)»

Годаев П.О. (воспоминания о депортации)

1+

Темой депортации я занимаюсь давно, потому что сам пережил, видел, как другие переживали, а по возвращении видел, как надо было людям заново адаптироваться в новых условиях. Даже для старшего поколения, привычного к здешней жизни, оказалось трудно адаптироваться, потому что подавляющая часть населенных пунктов отсутствовала, людям пришлось оседать в других, чужих местах. Видя все это и сам, переживая, я внутренне работал. Это находилось внутри, но не выплескивалось, потому что писать об этом было запрещено. Но разговоры никогда не затихали, они в семьях продолжались и мне самому неоднократно приходилось участвовать в обсуждении.

Читать далее «Годаев П.О. (воспоминания о депортации)»